Избранное. Главы о насущном

Закрой глаза и попробуй поймать его…

Никогда не окунайся в реку страсти — ты не доберёшься до берега.

Это безбрежная река, где свирепствуют тайфуны.

Идя в дом красоты и форм, пожелаешь ли ты увидеть человека внутри.

Его пути пересекают ту сферу, где жизнь живёт со смертью и здравый смысл с безумием.

Закрой глаза и попробуй поймать его, он ускользает.

Из песни баулов

Жан Поль Сартр говорит, что человек — это бесполезная страсть. Бессмысленная. Неосуществимая. Он прав, если за пределами человека ничего нет. Он прав, если ничего нет. Если нет ничего превосходящего человека. Ибо смысл всегда приходит из более высокого источника. Смысл никогда не находится в какой-то вещи самой по себе. Он всегда исходит из запредельного.

Например, вы можете понаблюдать за семенем. Само по себе оно бессмысленно. Пока оно не проросло. Когда оно прорастает, оно начинает что-то значить. Для семени смыслом является дерево. Теперь семя существует по определённой причине. Его существование не случайно. Оно должно родить. Оно должно создать что-то, что-то, что за его пределами, что-то, что больше него, что-то, что более обширно.

Но тогда в чём смысл дерева самого по себе? Смысл исчезает до того момента, как дерево сможет зацвести. Смысл дерева в цветении. Когда оно цветёт, о, да, смысл есть — дерево стало матерью. Дерево родило, дерево стало очень значимым. Оно росло не просто так. Цветок тому доказательство. Оно росло со смыслом. Оно ожидало цветка. Но в чём смысл цветка самого по себе, пока его аромат не распространился по ветру? Как только появляется аромат, цветок становится значимым. И так далее, всё выше и выше. Смысл всегда на порядок выше. Смысл всегда за пределами, смысл трансцендентален. Если нет ничего свыше человека, Сартр совершенно прав. Тогда человек — бесполезная страсть в непрекращающейся погоне, но обречённый на неудачу. Он не может достичь, он не может прийти, ибо приходить некуда. Он не может ничем стать, ибо нет ничего запредельного, чем он мог бы стать. Он не может распространиться, не может зацвести, не может источить аромат. Если человек заканчивается на самом себе, тогда человек определённо бесполезен. Но человек не заканчивается на самом себе. Он — рост, человек это становление, он — рост, бесконечное становление. Фридрих Ницше сказал: «Самым несчастливым будет тот день, когда человек не будет стремиться стать выше, не будет стремиться выйти за собственные пределы. Самым несчастливым будет тот день, когда стрела человеческого желания не будет лететь выше человека, когда не будет той цели, которую надо достичь, когда человек станет ограниченным, замкнутым на себе. Этот день будет самым несчастливым днём». Такое впечатление, что современный человек подходит всё ближе к этому несчастливому дню. Этот «конец света» становится всё ближе с каждым мгновением. И Сартр будет точно прав, если вы позволите ему быть правым. Если вы позволяете ему и остаётесь семенем, не прорастая, если вы позволяете ему и остаётесь деревом, не цветя, если вы позволяете ему и остаётесь цветком, не источая аромата, тогда без сомнения жизнь есть ад. Просто абсурд и жить и не стоит. Тогда родиться означает родиться в страдании. Тогда смерть — благословение, а жизнь — проклятие. Но это не так. Это зависит от вас. Будет ли ваша жизнь значимой или бессмысленной. Всё зависит от вас. В этом вся идея религии, что смысл не дан вам изначально, его надо сотворить. Этот смысл ещё не передан вам. Предоставляется только потенциал, только возможность, только удобный случай. Вы можете цвести в исполненном смысла существовании или можете бесполезно завянуть. Ответственность велика. Если вы не сделаете этого, никто не сделает это за вас. Вы не можете положиться на слуг. Жизнь так ценна и вы не можете положиться ни на кого больше. Вам придётся брать всю ситуацию под контроль и вам придется нести всю ответственность на своих плечах. Вы действительно становитесь человеком в тот день, когда становитесь ответственными за свой рост, в тот день, когда вы решаете, что вам нужно создать смысл в своей жизни. Вам дали чистый лист бумаги. Вам придётся подписать его и вам придётся написать на нём свою песню. Песни ещё нет. Есть вы, есть возможность. Но песню надо спеть, танец надо станцевать. Есть танцор, но какой смысл в танцоре, если он ещё не танцевал. Даже называть его танцором бессмысленно. Ведь пока он не станцует, как вы можете называть его танцором. Пока семя не стало деревом, это просто имя, это не семя. И пока цветок не стал источать аромат, это просто имя, он ещё не цветок.

Вы постоянно творите своё бытие. И если вы не творите, вы будете просто плавником — случайными, хаотически двигающимися, без всякого направления. Баулы начинают с первого шага. У них есть цельное видение, цельное восприятие всех человеческих возможностей, всех ступеней лестницы. Первая ступень — это либидо, страсть, сексуальная энергия. И сексуальная энергия бесконечно сбивала человека с толку. Если она остаётся только сексом, она станет бессмысленной. Тогда вы будете идти по проторенной дорожке. Секс имеет смысл, только когда из страсти рождается любовь. Любовь имеет смысл, только когда из любви рождается молитва. Если ваш секс остаётся всего лишь сексуальностью, круговым повторением, механической вещью, которую вы продолжаете делать, вы останетесь бессмысленными. Потому что секс — ваша энергия и её надо преобразить. Она очень грубая, это сырой материал. Из неё можно сделать многое. Это необработанный бриллиант. Вам надо обрубить его, отшлифовать, придать ему вид и форму. Вам нужно придать ему красоту. Это зависит от вас. Если вы продолжаете носить с собой необработанный бриллиант, в нём нет ценности. И если бы только это… Он будет бременем для вас. Лучше выбросить его, лучше выбросить. Зачем носить его, пока он не развился во что-то большее. Всегда помните: баулы не против секса, не против страсти. Но они говорят, что если вы остаётесь в привычной страсти, вы потеряетесь.

Никогда не окунайся в реку страсти — ты не доберёшься до берега. Это безбрежная река, где свирепствуют тайфуны.

Что они имеют в виду? Река страсти — у неё нет берегов, если вы окунётесь в неё, вы потеряетесь. Человеку надо подняться выше этого. Это не означает, что в страсти есть что-то неправильное, помните. Не делайте из этого вывод, что баулы говорят: секс — это что-то неправильное. Они всего лишь говорят, что неправильное возникает тогда, когда секс становится привычкой. Если вы можете его использовать, если вы можете сделать его средством достижения цели, если вы можете идти выше него, тогда он красив. Он был величайшей помощью, без него было бы невозможным подняться выше. Страсть сама по себе подобна семени. Это лишь возможность, ожидающая подходящей почвы, подходящего времени года, ожидающая садовника — искусного человека, который может помочь ему прорасти. Семени фактически не существует. Оно — просто возможность. У него нет необходимости становиться деревом. Оно может никогда не стать деревом, оно может потеряться окончательно. Если вы положите семя на камень, оно останется семенем. Могут пройти века, а оно не прорастёт.

Многие подобны такому семени. Те люди, что ещё не нашли подходящую почву, не определили подходящее для них время года. Это мирские люди. Религиозный человек — это тот, чьё семя попало на подходящую почву и исчезает. Когда исчезает семя, появляется дерево. Когда исчезаете вы, рождается душа, когда исчезает душа, рождается бог.

Вы существуете, как жёсткая скорлупа семени. Это человеческое эго. Мирской человек — эгоистичен, немирской человек — скромен. Под скромностью подразумевается очень простая вещь — он исчезает как зерно. Он готов умереть в земле. Слово «скромный» произошло от слово «гумус». Гумус означает «земля». Скромный человек — это тот, кто готов исчезнуть в земле. Скромный человек — это тот, кто готов потерять себя.

Иисус постоянно повторяет, что если вы не теряете себя, вы не приобретёте себя вновь. Если вы не теряете себя, вас никогда не будет. Блаженны те, кто готов потерять. Что он под этим подразумевает? Он хочет сказать, что блаженно зерно, которое теряет свою жесткую скорлупу, становится ранимым, раскрывает свою мягкую сердцевину земле, чтобы она могла поработать над ним и идёт в неизвестное, отбрасывает привычное, знакомое, отбрасывает обязательства перед знакомым и становится преданным неизведанному. В неизведанном живут опасности, будут и шторма, и тучи, и гром, и молнии. Для маленького растения весь мир — переломный момент. Оно рискует тысячу раз. Для семени никакой опасности нет. Семя закрыто, в нём нет окон. Это тюремное заключение, защищённое, очень хорошо защищённое. Но маленькое растение очень хрупкое. Понаблюдайте за этим. Семя очень тяжелое, надёжное, а растение хрупкое и мягкое. Его легко уничтожить. А цветок ещё более хрупкий. Хрупкий, как мечта, как стихотворение. А аромат ещё более хрупкий. Он почти исчезает, становится неопределённым. Весь рост идёт по направлению к неизведанному, к мягкому, к хрупкому, к неопределённому. Рост идёт в направлении исчезновения. Проявлено только грубое — бог не видим. Проявлена только материя — ум не видим. Только грубое можно потрогать, осязать, но тонкое неосязаемо. Поэтому невозможно увидеть бога. Ведь бог — это аромат цветка, едва, едва уловимый.

Помните: грубое безопаснее. Страсть безопаснее, чем любовь, любовь безопаснее, чем молитва. Если вы ищите безопасности, вы останетесь сосредоточенными на страсти.

Многие рождаются в сексе. В этом нет ничего плохого. Каждый должен родиться в сексе. Проблема возникает, когда много людей живёт только в сексе и умирает тоже в сексе.


Новости от Коуча Зиана

Последние события, новые продукты и услуги в сфере коучинга для вас от коуча Зиана.