Беспредельная власть

Глава 7. Синтаксис успеха

Только все должно быть благопристойно и чинно.

Первое послание к Коринфянам, 14:40

В этой книге мы анализировали то, как люди действуют. Мы установили, что люди, способные на достижение выдающихся результатов, постоянно выполняют набор определенных действий, как мысленных (которые они производят в уме), так и физических (которые выполняются ими во внешнем мире). Если мы станем выполнять такие же действия, мы должны получить такие же или похожие результаты. Но есть еще один фактор, оказывающий влияние на результаты, — синтактика действий (или, используя грамматический термин, синтаксис). Синтактика, т. е. способ организации частей, всегда сказывается на смысле целого.

Какая разница между выражениями: «Джо укусил пони» и «Пони укусил Джо»? Разница большая, особенно если вы и есть тот самый Джо. Слова употребляются одни и те же. Разница заключается в синтаксисе, то есть в порядке употребления слов. Аналогично значение получаемого нами опыта определяется порядком тех сигналов, которые поступают в наш мозг. Используются одни и те же стимулы, одни и те же слова, но значения получаются разные. Если мы собираемся эффективно смоделировать результаты преуспевающих людей, чрезвычайно важно это понимать. Тот порядок, в котором предметы и явления представляются в нашем мозгу, заставляет мозг фиксировать и регистрировать их совершенно определенным образом. Это напоминает поток команд в компьютер. Если вы запрограммировали последовательность команд правильно, то компьютер постарается использовать все свои возможности и выдаст вам те результаты, которых вы ждете. Если же вы будете программировать нужные команды неправильно, то никогда не получите тот результат, на который рассчитываете.

Мы будем использовать слово «стратегия» для описания трех видов факторов — внутренних представлений, соответствующих оттенков чувств и необходимого синтаксиса, — которые взаимодействуют, создавая конкретный результат.

Мы можем подобрать стратегию для достижения всего, чего хотим в жизни: любви, привлекательности, мотивации, решительности т. д. Если мы выясним, какова наша стратегия для любви, мы можем вызывать это состояние усилием воли. Если мы проанализируем, какие действия предпринимаем и в какой последовательности, принимая определенное решение, тогда, оказавшись в нерешительности, можем стать решительными мгновенно. Мы будем знать, на какие клавиши нашего внутреннего биокомпьютера и в каком порядке нажимать, чтобы получить те результаты, к которым стремимся.

Хорошим примером-метафорой того, из каких компонентов состоит стратегия и как ее использовать, может служить рецепт выпекания торта. Если кто-то сделал самый большой в мире шоколадный торт, то сможете ли и вы повторить это достижение? Конечно, сможете, если у вас будет точный рецепт. Рецепт — не что иное, как стратегия, конкретный план, в котором отражено, какие ресурсы и как мы должны использовать, чтобы получить конкретный результат. Если предположить, что все мы имеем похожие нервные системы, тогда следует думать, что у нас и схожие ресурсы потенциалов для достижения успеха. Именно наша стратегия — то, как мы организуем и используем свои ресурсы, — определяет получаемые результаты. Это также закон любого бизнеса. У какой-то компании могут быть великолепные ресурсы, но компания с лучшей стратегией, позволяющей эффективнее использовать ресурсы, добивается преимущественного положения на рынке.

Итак, что же вам требуется для того, чтобы у вас получился такой же торт, как у мастера-пекаря? Вам нужен рецепт, причем вы должны строго следовать ему. Если вы будете следовать рецепту до последней буквы, вы получите точно такие же результаты, даже если никогда в жизни не пекли торт. Возможно, пекарь-рекордсмен работал над этим рецептом многие годы методом проб и ошибок, прежде чем получил окончательный вариант. Следуя его рецепту, моделируя в точности его поведение и действия, вы можете сэкономить уйму времени.

Существуют различные стратегии: для достижения финансового успеха, для укрепления и сохранения здоровья, счастья и любви. Если рядом с вами есть люди, которые добились финансового успеха или прекрасных отношений с другими людьми, вам просто нужно выявить их стратегию и применить ее к себе для получения аналогичных результатов, при этом вы сэкономите огромное количество времени и сил. Вот в чем заключается мощь моделирования. Вам не надо тратить годы на то, чтобы научиться делать что угодно.

Что же мы можем найти для себя в рецепте, что обеспечивало бы эффективность наших действий? Во-первых, он сообщает нам, какие исходные вещества, ингредиенты, нам нужно взять для получения результата. В «выпекании» человеческого опыта такими ингредиентами являются пять наших чувств. Все результаты человеческой деятельности строятся или создаются благодаря специфическому использованию нашего зрения, слуха, кинестетики, вкуса и обоняния, которые выступают в виде систем представления. О чем же еще говорит рецепт, что позволяет нам производить в точности те же результаты, каких достиг автор этого рецепта? Он сообщает нам о том, в каких количествах нужно взять ингредиенты. Вот и для репродуцирования человеческого опыта нам тоже требуется знать не только о самих ингредиентах, но и в каких количествах каждый из них необходим. О количественном составе ингредиентов человеческого опыта говорят наши оттенки чувств. Они сообщают нам конкретно, сколько чего нужно. Например, сколько нужно визуального ввода — какова должна быть яркость или затенённость, как близко мы должны приблизить к себе опыт. Какой взять темп, какую использовать текстуру.

Достаточно ли всего этого для успеха? Если вы знаете, какие нужно взять ингредиенты и в каком количестве, можете ли вы сейчас испечь торт такого же качества? Нет, и до тех пор, пока вы не будете знакомы с «синтаксисом» производства, то есть когда что делать и в какой последовательности. Какой может получиться у вас торт, если вы будете закладывать в него сначала то, что пекарь-кондитер закладывает в конце? Получится ли торт нужного качества? Сомневаюсь. Если, однако, вы берете все необходимые ингредиенты в точно заданных количествах и делаете все в нужной последовательности, тогда вы придете к тем же результатам.

У нас есть стратегия на что угодно — на мотивацию, на то, чтобы сделать покупку, на любовь, на то, чтобы притягивать к себе людей. Конкретная последовательность конкретных стимулов всегда даст нужный конкретный результат. Стратегия — своего рода цифровой код к вашему сейфу. Даже если вы знаете все цифры, но не знаете их последовательность, вам замок не открыть. Однако, если вы выстроите нужные цифры в нужной последовательности, замок будет открываться каждый раз. Итак, нам нужно найти ту единственную комбинацию, которая открыла сейф другого преуспевающего человека, чтобы открыть ваш собственный.

Из каких «кирпичиков» строится синтаксис? Из наших чувств. Мы работаем с нашим чувственным вводом на двух уровнях — внутреннем и внешнем. Синтаксис — это как раз тот способ, которым мы складываем вместе «кирпичики» нашего внешнего опыта и того, как мы его представляем себе изнутри.

Например, у вас может быть два вида визуального опыта. Первый — это то, что вы видите во внешнем мире. По мере того как вы читаете эту книгу и пробегаете глазами по черным буквам на белом фоне, вы получаете определенное визуальное внешнее представление. Вторым является внутреннее видение. Помните, как в предыдущей главе мы проводили игры с визуальными представлениями и оттенками чувств, которыми манипулировали в собственном мозгу? Мы в действительности не видели перед собой тот пляж или те облака нашего счастливого прошлого, которые представляли в собственном воображении. Мы мысленно визуализировали их для себя. То же самое верно и в отношении других наших чувств. Вы можете услышать гудок паровоза, доносящийся из открытого окна. Это внешний звуковой сигнал. Но вы можете услышать и внутренний голос, который звучит у вас в мозгу. Это внутренний звуковой сигнал. Если важна интонация голоса, то это будет звуковая тональность. Если важны слова (их значение), которые произносит голос, это будет звуковой код (содержание). Вы можете чувствовать, ощущать или осязать текстуру обивки своего кресла, в котором сейчас сидите. Это ваше внешнее кинестетическое ощущение. Но вы можете ощущать и чувство глубоко внутри себя, которое доставляет вам добро или причиняет зло. Это внутреннее кинестетическое ощущение.

Для того чтобы записать в рецепте, что нам надо делать и когда, необходима система записи, своего рода кодировка. Точно такую же систему записи (нотацию) мы используем для описания стратегии. Мы можем использовать сокращенные обозначения для чувственных процессов, например: «3» — для зрительной информации, «С» — для слуховой, «К» — для кинестетической, «в» — для внутренней, «н» — для наружной, «т» — для тональной и «ц» — для цифровой (содержательной). Что-то увиденное во внешнем мире (зрительное внешнее) можно обозначить буквами Зн. Когда у нас возникает какое-то внутреннее чувство, мы его можем обозначить Кв. Давайте рассмотрим стратегию такого случая, когда кто-то получает мотивацию из того, что видит что-то (Зн), после этого говорит себе что-то (Свц), что создает движущие чувства (Кв) внутри. То есть эту стратегию можно представить следующим образом: Зн — Свц — Кв. Вы можете разговаривать с таким человеком целый день, убеждая его сделать что-то, и, скорее всего, это не приведет к успеху. Однако, если вы покажете ему нужный результат и объясните, что он должен говорить самому себе, когда он видит это, вы можете перевести этого человека в нужное состояние почти мгновенно. В следующей главе я покажу вам, как разрабатывать стратегии, которыми люди могут пользоваться в конкретных ситуациях. Сейчас же я просто покажу вам, как эти стратегии работают и почему они так важны.

Итак, у нас есть стратегии на любое поведение в жизни, у нас есть модели представлений, которые стабильно дают конкретные результаты. Не многие из нас знают, как сознательно использовать эти стратегии, поэтому мы будем входить в различные состояния и выходить из них в зависимости от того, какие стимулы воздействуют на нас. Единственное, что вам нужно, это сформулировать свою стратегию, которая приведёт вас в нужное состояние как бы по команде. Вам также нужно научиться узнавать и распознавать стратегии других людей, чтобы точно знать, на что и как они реагируют.

Например, существует ли такой способ, которым вы  постоянно организуете свой внутренний и внешний опыт, делая покупку? Скорее всего, он у вас есть. Может быть, вы даже и не осознаете его, но один и тот же синтаксис накопленного опыта, который привлекает вас к  конкретному автомобилю, может привлечь вас также к конкретному дому, который вы собираетесь купить. Существует ряд определенных стимулов, которые, будучи выстроенными в правильной последовательности, немедленно переводят вас в такое состояние, которое настраивает на покупку. Все мы выполняем определенные последовательности действий для достижения определённых состояний и видов действий. Представление информации в синтаксисе другого человека является необычайно мощным средством взаимопонимания. И действительно, если проделать это эффективно, ваши сообщения становятся просто неотразимыми, потому что начинают автоматически вызывать нужные реакции в вашем собеседнике.

Какие еще бывают стратегии? Есть ли стратегия убеждения? Можно ли так организовать исходный материал, который вы кому-то представляете, чтобы он стал совершенно неотразимым? Конечно. А как насчет стратегии мотивации? Успокоения? Обучения? Спорта? Рынка? А как насчет депрессии? Или экстаза? Существуют ли конкретные способы так представить свой опыт окружающего мира, чтобы вызвать все эти чувства? Могу с вами спорить на что угодно, что они есть! Существуют стратегии эффективного управления. Существуют стратегии изобретательства и творчества. Когда что-то определенным образом затрагивает вас, вы переходите в нужное состояние. Вам остается только узнать, какой должна быть ваша стратегия, чтобы вызвать в себе нужное состояние, словно по мановению волшебной палочки. Вам нужно также научиться применять к себе стратегию других, чтобы знать, как дать людям то, что им нужно.

Итак, нам нужно только найти конкретную последовательность, конкретный синтаксис, который будет давать определенный результат в виде конкретного состояния. Если вы сможете сделать это и будете в состоянии совершать необходимые действия, вы можете спроектировать и создать свой мир таким, каким хотите его видеть. Стремление человека вызвать в себе те или иные состояния так же естественно, как стремление удовлетворить свои физические потребности, например потребность в воде и пище. Все, что вам нужно знать, — это синтаксис, правильная стратегия, для того чтобы привести себя в определенное состояние.

Один из самых успешных опытов по моделированию я провел в армии США. Меня представили генералу, которому я изложил основы Оптимальных Деятельностных Технологий, таких как НЛП. Я сказал ему, что могу взять любую обучающую программу, сократить вдвое время ее прохождения и за этот промежуток времени добиться лучших результатов. Очень самоуверенное заявление, не так ли? Генерал был заинтригован, но не поверил мне на слово, поэтому я нанялся к ним, чтобы обучить искусству НЛП. После успешной тренировки в этой области командование сухопутных войск подписало со мной контракт на моделирование всех их программ обучения и одновременно на подготовку группы специалистов по моделированию. При этом меня предупредили, что заплатят только в том случае, если я добьюсь обещанных результатов.

Первым проектом, который они попросили меня реализовать, была четырехдневная программа обучения новобранцев быстрой и меткой стрельбе из пистолета калибра 0,45. Обычно в среднем только 70% солдат, проходивших обучение по этой программе, могли сдать экзамен, при этом генералу постоянно говорили, что это самый лучший результат, который может быть достигнут. Сначала я стал изучать то, с чем пришлось столкнуться. Я никогда в жизни не стрелял. Сама эта идея мне достаточно неприятна. Вместе со мной в этом проекте работал Джон Грайндер, поэтому я надеялся, что его прошлый опыт в стрельбе может нам помочь. Потом по различным объективным причинам Джон отказался от участия в этом проекте. Вы можете теперь представить, что творилось у меня в душе?! Кроме того, до меня дошли слухи, что двое парней из группы обучения собирались полностью саботировать мою работу, потому что, вероятно, позавидовали моим заработкам. Они намеревались преподать мне «урок». Не имея никакого опыта в стрельбе, потеряв свой единственный козырь (Джона Грайндера) и зная, что есть люди, которые всячески будут стараться поднять меня на смех, я чуть было не запаниковал. Что мне оставалось делать?

С самого начала я взял этот гигантский образ неудачи, который уже сложился в моем мозгу, и буквально сжал его. После этого я начал создавать для себя новый набор установок о том, что я могу сделать. Я поменял систему своих убеждений от: «Самые лучшие специалисты в армии не могут добиться того, что требуется от меня, значит, и я не смогу» на следующую установку: «Инструкторы по пистолетной стрельбе делают все возможное из того, что могут, но они очень мало или почти ничего не знают об эффектах внутренних представлений и о том, как моделировать стратегии лучших стрелков». Приведя себя в состояние активности и максимальной мобилизации ресурсов, я попросил генерала разрешить мне понаблюдать за лучшими стрелками, чтобы выявить, что в их действиях — ментальных и физических — способствует достижению высоких результатов в стрельбе. После того как я обнаружил «ту разницу, которая делает разницу», я смог научить солдат за более короткое время получать нужные результаты.

С помощью своей команды я выявил основные убеждения, которых придерживаются самые лучшие в мире стрелки, и противопоставил их убеждениям тех солдат, которые никак не могли научиться метко, стрелять. После этого я выявил общий умственный синтаксис и стратегии, применяемые лучшими стрелками, и воспроизвел их таким образом, чтобы научить им стрелков-новичков. Этот синтаксис являлся результатом моих наблюдений за тысячами, а может быть, сотнями тысяч выстрелов и малейшими изменениями в технике стрельбы. Затем я смог смоделировать ключевые компоненты их физиологии.

Выявив оптимальную стратегию, необходимую для получения таких результатов, которые называются эффективной стрельбой, я разработал полуторадневный курс для начинающих стрелков. Каков же был результат? После прохождения этого курса 100% солдат-новобранцев успешно сдали экзамен, а число тех, кто получил наивысшую оценку — специалист, — было в три раза больше, чем после стандартной четырёхдневной программы. Научив новичков посылать в свой мозг те же сигналы, которые подавали самые лучшие стрелки, мы сделали их специалистами менее чем за половинный срок. После этого я собрал тех людей, которых моделировал, лучших стрелков страны, и рассказал им, как они могут улучшить свои стратегии. Результат последовал всего через час: один стрелок показал самый высокий результат для себя за последние полгода, другой выбил больше «бычьих глаз» (так в шутку называется десятка мишени), чем на соревнованиях, в которых ему когда-либо приходилось участвовать. В своем докладе генералу об этих испытаниях тренер-полковник назвал достигнутые результаты первым крупным прорывом в стрельбе из пистолета со времен первой мировой войны.

Самое важное, что нужно понять из этого примера: даже когда у вас очень мало или практически нет никакого опыта или обстоятельства представляются безнадёжными, имея прекрасную модель того, как добиться результатов, вы можете путем наблюдений ее воспроизвести — это приведет к аналогичным результатам за гораздо более короткое время, чем даже вы сами считали возможным.

Сходной стратегией пользуются многие спортсмены, моделируя достижения лучших в своем виде спорта. Если вы хотите повторить успех лыжника, вы должны сначала внимательно понаблюдать за его техникой (Зн).

Наблюдая, вы должны имитировать его движения (Кн) до тех пор, пока они не станут частью вашего существа (Кв). (Если вы когда-либо видели, как идет лыжник, вы наверняка непроизвольно уже делали это. Глядя с трибуны на лыжника, который совершает поворот, вы непроизвольно поворачиваетесь вместе с ним, как если бы вы сами были на лыжах.) После этого вам нужно сделать внутреннее представление о квалифицированной ходьбе на лыжах (Зв). Итак, вы перешли от внешнего визуального образа к кинестетическому внешнему, а затем к кинестетическому внутреннему. Таким образом, вы можете сформировать для себя новый внутренний визуальный образ, на этот раз это будет диссоциативный образ самого себя, скользящего на лыжах (Зв). Это все равно, как если бы вы смотрели фильм, снятый о самом себе, в котором вы подражаете человеку-лыжнику с максимальной точностью. Затем вы как бы входите в этот кадр и, используя ассоциативные методы, стараетесь испытать те же самые ощущения, которые испытывает при выполнении определенных действий тот опытный лыжник, которого вы моделируете (Кв). Вы должны повторять это мысленное упражнение столько раз, пока не почувствуете себя вполне комфортно, выполняя его. Таким образом, вы создадите для себя конкретную нейрологическую стратегию, которая поможет вам двигаться и работать на оптимальных уровнях. После этого вы можете опробовать свои действия на практике (Кн).
Синтаксис этой стратегии можно выразить следующей формулой: Зн — Кн — Кв — Зв — Зв — Кв — Кн. Это только один из сотен путей, с помощью которых вы можете моделировать другого человека. Помните, существует много способов достижения результата. Не существует правильных или неправильных способов — есть только эффективные и малоэффективные.

Безусловно то, что вы можете воссоздать более точные результаты, если у вас будет более точная и полная информация обо всех деталях, характеризующих действия того человека, которого вы моделируете. В идеале, для того чтобы точно смоделировать кого-то, вам нужно также смоделировать его внутреннее представление, систему убеждений и элементарный синтаксис. Однако, даже просто наблюдая за человеком, которого вы хотите смоделировать, можно получить много информации о его физиологии. А физиология является еще одним фактором (более подробно мы поговорим об этом в главе 9), создающим то состояние, в котором мы находимся, и, следовательно, все виды результатов, которые мы получаем.

Одной из главных областей, где понимание стратегий и синтаксиса может играть большую роль, является образование. Почему некоторые дети «не могут» учиться? Я убежден в том, что есть две основные причины. Во-первых, мы часто не знаем наиболее эффективной стратегии для обучения кого-то какому-то конкретному делу. Во-вторых, у учителей часто нет достаточно точного представления о том, как по-разному разные дети учатся. Помните, что все мы имеем различные стратегии, и если вы не знаете чьей-то стратегии в учении, у вас будут большие проблемы, когда вы попытаетесь учить его.

Многие люди, например, испытывают трудности в правописании. Неужели потому, что они глупее грамотных людей? Нет. Тот, кто грамотно пишет, просто имеет лучше организованный синтаксис своих мыслей, то есть способ организации накопления и получения информации в данный момент. Можете ли вы получить необходимые результаты или нет, зависит просто от того, как вы устраиваете свой синтаксис тогда, когда запрашиваете у собственного мозга какую-нибудь информацию. Все, что вы видите, слышите или чувствуете, записывается у вас в мозгу. Многочисленные исследования показали, что люди, введенные в гипнотическое состояние, могут вспомнить (то есть получить доступ и найти) такие вещи, которые они никак не могли вспомнить, будучи в сознании.

Если вам трудно дается правописание, то все дело в том, как вы представляете самому себе слова. Какой может быть наилучшая стратегия грамотного письма? Безусловно, она не кинестетическая: очень трудно почувствовать слово на ощупь. Это, безусловно, не слуховое явление, поскольку есть очень много слов, которые звучат одинаково, но пишутся по-разному. Значит, с чем связано грамотное письмо? Оно связано с умением запоминать внешнее изображение букв в определённом порядке. Способ научить людей правильно писать — научить их создавать такие визуальные образы, к которым можно в любое время получить быстрый доступ.

Возьмем слово «Альбукерке». Лучший способ научиться правильно, писать это слово — повторять его по буквам снова и снова и таким образом сформировать картину этого слова в своем сознании. В следующей главе мы изучим те способы, с помощью которых люди получают доступ к различным разделам своего мозга. Например, Бэндлер и Грайндер, основатели науки НЛП, обнаружили, что положение зрачков в глазах и их движение указывает на ту часть нервной системы, к которой мы получили доступ в данный момент. Мы рассмотрим эти подсказки по доступу более подробно в следующей главе, а пока только скажем, что многие люди заставляют себя вспомнить какие-то визуальные образы, посмотрев при этом в потолок и чуть-чуть влево. Лучший способ научиться писать слово «Альбукерке» — поместить это слово где-то вверху и слева, чтобы создать легко запоминаемый визуальный образ.

Здесь я хотел бы ввести еще одну концепцию: секционирование. Как правило, люди могут сознательно  перерабатывать от пяти до девяти секций (порций) информации одновременно. Люди, способные на быстрое обучение, могут справиться с самой сложной задачей по той причине, что они умеют делить (дробить) информацию на небольшие участки или этапы, чтобы потом собрать их в исходное единое целое. Один из способов научиться правильно, писать слово «Альбукерке», заключается в том, чтобы разбить его на три небольшие секции, например, следующим образом, Альбу/кер/ке. Я хочу, чтобы вы написали три части этого слова на отдельных листках бумаги, подняли их вверх и влево от ваших глаз. Посмотрите на первую часть этого слова Альбу, закройте глаза и представьте эту часть мысленно. Откройте глаза, снова посмотрите на Альбу. Не произносите его, просто посмотрите. Снова закройте глаза и представьте себе зрительный образ этого слова. Продолжайте так 4-6 раз, до тех пор, пока вы не сможете закрыть глаза и четко увидеть перед собой эту часть слова. Сейчас возьмите второй слог кер. Повторите тот же самый процесс с этой частью слова, затем перейдите к слогу ке. Теперь образ слова «Альбукерке» хранится в вашей памяти. Если это достаточно четкий и ясный образ, у вас, возможно, возникнет чувство (кинестетическое), что вы способны написать его правильно. После этого вы сможете написать это слово не только слева направо, но и справа налево. Теперь вы правильно будете писать его всю свою жизнь. Я вам это гарантирую. То же самое можно проделать с любым трудным словом и стать, таким образом, чрезвычайно грамотным человеком, если даже раньше вы писали с ошибками свое собственное имя.

Еще одним аспектом учения является необходимость открывать стратегии обучения других людей. Как уже отмечалось выше, у каждого человека есть своя собственная нейрология, особый умственный полигон, который он использует постоянно. Но мы очень редко учитываем эти особенности человека воспринимать знания, полагая, что все учатся одинаково.

Позвольте привести вам один пример. Не так давно ко мне прислали одного молодого человека. Он принес с собой диагноз на шести страницах, где говорилось, что он дислексик, то есть человек, не способный грамотно писать, и что у него огромные психологические проблемы в школе. Я сразу же понял, что он привык воспринимать большую часть своего жизненного опыта кинестетический. Имея представление, как он перерабатывает информацию, я уже был в состоянии ему помочь. У человека оказался дар мгновенно схватывать суть вещей, которые он мог потрогать. Тем не менее, большинство приемов стандартного обучения в школе осуществляется визуально или на слух. Проблема была не в том, что он не может учиться, а в том, что учителя не умели обучать его так, как он привык воспринимать, накапливать и искать информацию.

Первое, что я сделал, так это разорвал диагноз в клочья у него на глазах. «Это не более чем груда мусора», — сказал я ему. Это привлекло его внимание, поскольку он был готов к обычному в таких случаях граду вопросов. Вместо этого я стал рассказывать ему о том, как он мощно использует свою нервную систему. Я сказал: «Могу спорить, что у тебя прекрасные достижения в спорте». Он ответил: «Да, со спортом у меня хорошо». Выяснилось, что он увлекается сёрфингом. Мы поговорили немного о серфинге, при этом я заметил, что он очень оживился, то есть пришел в такое состояние, когда можно совершать эффективные действия. Он оказался в более продуктивном состоянии, в котором его никогда не видели учителя. Я объяснил ему, что у него привычка записывать информацию кинестетический и это можно использовать с большой выгодой в жизни. Однако его манера учиться создавала трудности для грамотного письма. Поэтому я объяснил ему, как представлять слова и тексты визуально, и провел работу с его оттенками чувств, чтобы он почувствовал к словам такое же отношение, какое у него было к серфингу. Через пятнадцать минут он уже писал как вундеркинд.

Как же после этого можно говорить, что некоторые дети «не умеют учиться»? Дело в том, что у этих детей просто нет нужной стратегии. Их нужно научить использовать собственные ресурсы. Как-то я обучал этим стратегиям школьную учительницу, работавшую с «умственно отсталыми» подростками в возрасте от одиннадцати до четырнадцати лет, которые на экзамене по правописанию никогда не имели результат выше 70 баллов по принятой в Америке стобалльной системе, а большинство из них оставались на уровне 25-50 баллов. Учительница, которую я обучал, пришла к выводу, что у 90% ее «безнадежных» учеников слуховая или кинестетическая стратегия обучения правописанию. Спустя неделю после того, как она начала использовать новую стратегию спеллинга (обучения правописанию), девятнадцать из двадцати шести учеников получили в результате 100 баллов, двое — 90, двое — 80 и оставшиеся трое — 70 баллов. Учительница также отметила, что произошел существенный сдвиг в их поведении — как по волшебству исчезли все проблемы с поведением. Учительница подготовила доклад об этой методике и прочитала его на районной школьной конференции.

Я убежден, что одна из самых серьезных проблем в образовании состоит в том, что учителя не понимают тех стратегий, по которым учатся их студенты. Они не знают кода к замкам в сейфах, где хранится информационный багаж этих студентов. Комбинация замка может быть сначала два поворота влево, а затем двадцать четыре поворота вправо, а учитель пробует сначала двадцать четыре оборота вправо, а потом два оборота влево. До сих пор наш образовательный процесс был направлен на то, что студенты должны знать, а не на то, как им легче усваивать эти знания. Методы Оптимальных Деятельностных Технологий учат этим конкретным стратегиям, которые могут использоваться различными людьми для более эффективной учебы, а также лучшим способам обучиться конкретному предмету, например такому, как правописание.

Знаете, как Альберт Эйнштейн додумался до своей теории относительности? Он рассказывал потом, что ключевым моментом, который ему существенно помог, было его умение представить, что произошло бы с ним, если бы он сидел «на кончике светового луча». Если другой человек не способен представить себе это, у него могут возникнуть трудности в понимании теории относительности. Поэтому лучшим способом эффективно учиться является умение управлять своим сознанием. Именно этим и занимаются Оптимальные Деятельностные Технологии. Они учат нас, как использовать наиболее эффективные стратегии для максимально быстрого и точного воспроизведения тех результатов, которые мы хотим получить.

Те же самые проблемы, с которыми мы сталкиваемся в обучении, имеются почти во всех других областях. Возьмите не тот инструмент или примените не ту последовательность — и вы никогда не получите желаемых результатов. С другой стороны, возьмите то, что нужно, пользуйтесь этим правилом — и вы сможете творить чудеса. Помните, у нас есть стратегия на всё. Если вы торговец, почему бы вам не узнать покупательскую стратегию ваших клиентов? Могу спорить, что это сработает. Если у человека сильно кинестетическое восприятие, стоит ли ему указывать на дизайн и цвет предлагаемой вами машины? Мне кажется, нет. Гораздо важнее дать ему сильное ощущение, усадив за руль, дав потрогать обивку сиденья и проникнуться чувством, что он уже мчится на машине по открытому шоссе. Если же он склонен больше доверять визуальным восприятиям, тогда можно начать с показа цвета, очертаний, а также других особенностей автомобиля, подключив к делу визуальные оттенки чувств, работающие на покупательскую стратегию.

Если вы спортивный тренер, разве вам не полезно будет знать, что движет различными игроками, какие стимулы срабатывают в каждом из них наилучшим образом, переводя их в наиболее творческое и продуктивное состояние? Разве не полезно будет для вас научиться выявлять синтаксис самых сложных тактических приемов игры, как это сделал я, работая с лучшими стрелками армии США? Тут не о чем и спорить, это, конечно, будет полезно. Точно так же как существует определенная технология построения молекулы ДНК или строительства моста, имеется определенная технология (или синтаксис), оптимальная для выполнения любой задачи. Та стратегия, которую люди могут успешно использовать для получения нужных результатов. Кто-то из вас может сказать после этого: «Понятно, это прекрасно, если вы умеете читать чужие мысли. Но как я могу, взглянув на людей, узнать о том, какая у них стратегия любви. Как я могу, поговорив с кем-нибудь всего несколько минут, узнать, что стимулирует его на покупку или на какие-либо другие действия?» Причина вашего неведения заключается в том, что вы не знаете, что искать и как спрашивать. Если вы попросите о чем угодно в мире и сделаете это правильно, с должной убежденностью и твердыми намерениями, вы получите это. Для получения некоторых вещей требуется большая убежденность и энергия: вы сможете получить их, хотя для этого придется серьезно поработать. Но заполучить стратегии несложно. Вы можете выявить стратегию любого человека за несколько минут. В следующей главе мы как раз и хотим вас научить тому...


Новости от Коуча Зиана

Последние события, новые продукты и услуги в сфере коучинга для вас от коуча Зиана.