Кто украл мой сыр?

Глава 3. Прения после обеда

Майкл закончил свой рассказ, оглянулся вокруг и заметил, что его друзья улыбаются. Они поблагодарили его за интересный рассказ, его поучительный характер, заставляющий каждого глубоко задуматься над многими актуальными вопросами.

Натан обратился к собеседникам:

— Как вы смотрите на то, чтобы позже собраться и обсудить всесторонне и подробно услышанное?

Все с удовольствием согласились подискутировать перед ужином об этой маленькой сказке. После обеда собрались в вестибюле гостиницы и, добродушно дразня друг друга старыми школярскими воспоминаниями, а также вопросами, кто нашел уже свой кусок сыра или только бродит по бесконечном ходам Лабиринта, расселись за круглым столом.

Анжела весело спросила:

— Какая же роль в рассказе подходит для каждого из нас: Нюха, Бегуна, Гома или Мона?

— Я как раз об этом размышлял, — сказал Карлос. — Хорошо помню, что перед тем, как начал свою коммерцию со спортивными товарами пришлось пережить коллизию решительных перемен. Нюхом я не был, потому что не заметил вовремя изменения. Не был и Бегуном, поскольку не приступил к немедленным действиям, но, кажется, был больше похож на Гома, который оставался на спокойных, знакомых, обжитых просторах. Не хотелось предметно заниматься переменами. Правду сказать, и замечать их не желал.

Майкл, вспомнив свою старую школьную дружбу с Карлосом, спросил:

— Собственно говоря, на что ты намекаешь?

— Речь идет о внезапной смене места работы, — ответил Карлос.

Майкл засмеялся:

— Неужели уволили?

— Лучше так сказать: не хотелось искать новый кусок сыра. Полагал, что нет никаких признаков наступающих перемен и нет необходимости что-либо менять. От этого и пострадал.

Некоторые из собеседников, сохранявшие до этого молчание, вдруг стали разговорчивее, расслабились. Среди них и Франк, военнослужащий. Он рассказал:

— Один мой друг напоминает Гома. Его отделу, где он работал, грозила ликвидация. Мелкие многочисленные симптомы говорили о скорых переменах. Но он этого не хотел замечать. Многие его подчиненные уже давно перевелись в другие отделы. Пытались его предупреждать и предлагали перейти в другие подразделы этой же сферы деятельности. Такое право предоставлялось любому сотруднику, который проявлял достаточную гибкость в безболезненном переходе на новый стиль работы. На все это он не обращал внимания и оказался единственным, которого застало врасплох закрытие его отдела. А сейчас с большими муками старается приспособиться к тем изменениям, в наступление которых никогда не верил.

— Я тоже не верила, что со мной может такое случиться, — отозвалась Джесика, — но должна признаться: несколько раз уже крали мой сыр.

Многие засмеялись, но Натан со всей серьезностью заметил:

— Может быть, что суть как раз в неожиданных переменах. Если б моя семья своевременно придала бы должное значение надвигающимся изменениям и приняла б соответствующие, меры, сегодня не было б нужды продавать с молотка многочисленные мелкие магазины. Но, к сожалению, время было упущено. Не исключено, что дела пошли б иначе, если бы эта маленькая симпатичная история была услышана мною пораньше.

Его признание вызвало неподдельное удивление у присутствующих. Все знали, что Натан и его семейное предприятие было стабильным и должно было давать солидные дивиденды не только сегодня, но и в далекой перспективе.

— Что же случилось? — спросила Джесика.

— Разветвлённая система мелких магазинов начала выходить из моды, когда в регионе начали появляться большие торговые центры с невероятно большим ассортиментом товаров по льготным ценам. Соревноваться с ними мы не могли. Сейчас вижу себя Гомом. Зациклились на старых методах и системе, менять которые не желали. Пытались оставить без внимания всё, что происходило в нашей отрасли. Признаюсь, в то время мы многому могли научиться от Мона.

Удачливая коммерсантка Лаура, хранившая до поры молчание и невмешательство, но внимательно следившая за развернувшейся дискуссией, заметила:

— Я сегодня тоже размышляла об этой истории с сыром. О том, каким образом могла бы следовать примеру Мона, который нашел в себе силы признать свои ошибки, высмеять свою глупость и твердолобость, а главное — трусость. И от этого его успехи приум­ножились, и жизнь стала лучше. Хотела бы знать, кто из нас при­знает, что боится перемен? Прошу поднять руку.

Поднялась только одна рука.

— Вижу среди нас только один честный человек, который не стесняется своей слабости, — пошутила Лаура и продолжила:

— Давайте поставим вопрос иначе. Может в такой форме больше понравится? Уверены ли вы, что напротив или рядом сидящий трусит от сознания неизбежности грядущих перемен?

Поднялась гора рук. Компанию охватил откровенный хохот.

— Что бы это значило? — произнес кто-то.

— Упрямо отрицаем свои недостатки, — отметил Натан.

— Иногда сами не можем объяснить свою боязнь, — признался Майкл. — Это мне известно. Знакомясь с этой историей меня больше всего интересовал вопрос, что б я делал, если бы не боялся,

— Из всего этого я извлекла следующее, -продолжала Джесика, -трусость трусостью, а перемены обязательно наступят — нравится нам или нет. Помню, несколько лет тому назад наша фирма выпускала многотомную энциклопедию. Кое-кто пытался нас уговорить выпустить всё издание в компьютерном варианте — всего на одной пластинке CD-ROM, а её тираж продавать по значительно низшей цене. Таким образом, во много раз увеличилось бы количество покупателей, и мы не оказались бы в проигрыше из-за невысоких расходов по производству пластинок. И, хотя эти доводы были убедительными, мы твердо отстаивали старые формы производства.

— Почему? — спросил Натан.

— Были уверены, что основу нашего бизнеса составляют те многочисленные агенты по распространению, которые изо дня в день стучатся в квартиры граждан, предлагая свой товар. Для агентов высокие проценты от реализации продукции были привлекательны, и фирма не оставалась внакладе. Такой стиль работы был заведен уже давно, и мы верили, что так будет продолжаться до бесконечности.

— Это был ваш «кусок сыра», — отметил Натан.

— Да. И мы все были многим привязаны к этому «сыру». Вспоминая те времена, мне кажется, что «сыр» у нас не только увели, а он начал жить своей самостоятельной жизнью и просто сам ушел от нас. Суть дела в том, что мы ничего не меняли. А конкуренты — да. Спрос на наши товары катастрофически упал, и мы переживали тяжелые времена. Сейчас в отрасли происходит коренная техническая перестройка, совершенствуется технология, используются новые открытия, но у нас никто не хочет этого замечать. Боюсь, что скоро и я потеряю работу.

— Лабиринт ожидает тебя! — воскликнул Карлос. Все засмеялись. И даже Джесика. Карлос вновь обратился к ней:

— Это хорошо, что можешь смеяться над своими опасениями.

— Как раз этот момент я хотел бы отметить особо, — включился в разговор Фрэнк. — Я иногда склонен придавать излишне большое значение своей персоне. Поэтому мне очень запомнилось, как изменился Мон; его действия, стремления и старания после того, когда он научился смеяться над своими неудачами.

— Как вы думаете, изменился ли Гом и начал ли он новые поиски? — спросила Анжела.

— По-моему, да, — сказала Элайн.

— А, по-моему, нет, — оспорила это утверждение Кори, по специальности врач. — Многие никогда не меняются, и, как правило, остаются внакладе. На примере многих моих пациентов я смогла убедиться в этом. Проявляется это у тех, которые почему-то уверены в своем исключительном праве на владение сыром. И когда этот кусок «уплывает» от них, считают себя жертвами, обвиняя других в своих невзгодах. Еще больше страдают те, которые не в состоянии порвать со старым сыром и идти вперед к новому.

— Думаю, что в этом вопросе важно знать, с чем надо порвать и куда направляться? — тихо, как будто только для себя, молвил Натан. На несколько секунд воцарилось молчание. Потом Натан продолжил:

-Сознаюсь, видел и понимал происходящие перемены во многих регионах, а все-таки надеялся, что нас это не коснется. Думаю, было бы лучше самим инициировать перемены, пока ещё есть возможность. Это продуктивнее, чем вынужденно реагировать на изменения и подлаживаться. Свой сыр надо находить самостоятельно.

— Как это понимать? — удивился Фрэнк.

— Не дает мне покоя мысль о том, что бы было, если бы продали все старые торговые точки и за вырученную сумму за недвижимость построили супермаркет, способный выстоять при любой конкуренции, — ответил Натан.

— Не исключено, что Мон на это намекал, когда написал на стене — «Иди вслед за сыром и наслаждайся перестройкой», — сказала Лаура.

— Однако некоторые вещи не должны меняться, — отметил Фрэнк. — Например, я придерживаюсь мнения о необходимости считаться с определенным порядком вечных ценностей. Хотя, признаюсь, это не мешает мне верить в то, что лучше раньше начать преследование сыра, чем позже.

— Нам рассказали красивую историю, -отозвался Ричард, вечно сомневающийся во всем, — но ты, Майкл, как воспользовался у себя на фирме опытом наших маленьких героев?

Присутствующие ещё не знали, что Ричард в последнее время тоже пережил значительные перемены в своей семейной жизни и стоял перед дилеммой совмещения продвижения по работе, которое требовало немало сил и энергии, с воспитанием своего подрастающего чада после развода с женой,

— Знаешь, я полагал, что в мои обязанности входят только разрешение ежедневно возникающих проблем, — ответил Майкл, — которыми, веришь или нет, занимался двадцать четыре часа в сутки. Крутился, как белка в колесе — От этой бесполезной суматохи страдало и мое окружение. Но, проштудировав эту, случайно попавшую в мои руки книжечку, осознав перерождение Мона и его стремительные действия, понял, что стою перед задачей создать такой правдоподобный образ большого куска сыра перед собой и своими сотрудниками, стремление к которому стимулировало б работу всего коллектива и однозначно решало б совместную задачу по реализации перемен с последующим использованием их результатов.

— Это интересно — не очень уверенно пробормотала Анжела.

— Меня захватывает момент в рассказе, когда Мон, переборов свою боязнь, создал себе ясную картину: когда-нибудь в недалеком будущем он непременно найдет свой новый большой кусок сыра. Он поверил в это, освободился от старых тягот, почувствовал себя вольнее, свежее и нашел в себе силы продолжать поиски, несмотря на большие трудности, несмотря на усталость, физическую и моральную. И его старания были вознаграждены — он нашел свой сыр.

Ричард, который до сих пор сидел с нахмуренными бровями и не вмешивался в разговор, вдруг разоткровенничался:

— Моя директриса как-то намекала в достаточно настойчивой форме, о некоторых необходимых изменениях в работе фирмы. Я сделал вид, что это касается других. Хотя потом дошло: она имела в виду меня и мой стиль работы. Не совру, если скажу, что никогда не представлял себе суть «нового сыра», к достижению которого она пыталась нас понукать. Не прогнозировал, какую пользу из этого можно извлечь. Не отрицаю, мне очень нравиться ясно представлять наслаждение новым куском сыра. Это уменьшает чувство боязни и настраивает человека на перемены, — и продолжал, — Не исключено, что многим из сказанного я мог бы и дома воспользоваться. Дети мои живут по старым, давно установленными традициями, не представляя себе, что могут быть какие-нибудь изменения. Больше того, серьезно злятся при незначительных неувязках, боятся перемен и того, что их ждёт в будущем. Может быть, я виноват, что не создал в их представлении неизбежности изменений и видения прекрасной перспективы «нового сыра».

Наступила тишина. Все подумали о своих семьях.

— Большинство из этой истории свои выводы связали со своей работой, — прервала молчание Элайн. — Но я сразу подумала о семье. Моя сегодняшняя жизнь проходит как в яйце — это кусок старого сыра, на котором то тут, то там появляются пятна плесени.

Кори с сочувствием улыбнулась:

— У меня аналогичное положение. Предвижу, что скоро придётся порвать старую связь, которая трещит по всем швам.

Анжела смотрела на это по другому:

— А «старый сыр», может быть, это только старые, уже отжившие своё отношения, через которые надо переступить и освободиться от них как от балласта, который ведёт к неудовлетворенности личных взаимоотношений и мешает установлению чуткого, внимательного, безупречного поведения в семье!

Кори воскликнула;

— Молодец! Ты попала в десятку. Новый сыр -это новые взаимоотношения, новое поведение со старым партнером.

— Начинаю догадываться, что это серьёзнее чем полагал, — признался Ричард. — Мне нравится мысль, что не связи надо рвать, а старые формы и содержание поведения, которые могут привести в тупик. Вместо составления смет работ я был бы должен принимать активное участие в осуществлении перемен на фирме.

— Слушая этот обмен мнениями, не могу удержаться, чтоб не посмеяться над собой, — вступила в разговор Бэкки, которая уже давно жила в другом городе, но приехала домой на эту встречу. — Долгое время я была не лучше Гома, Все решения и изменения откладывала, затягивала. Боюсь, что и своих детей приучила к этому пассивному ожиданию улучшения ситуации.

— Помню, сын учился ещё в гимназии, когда мужа перевели в Вермонт, и всем нам пришлось переехать туда, — продолжала Беки.

— Дети тяжело переживали потерю школьных друзей и привычной обстановки. К тому же сын хорошо плавал, показывал поразительные результаты, а в Вермонте не было команды по плаванию. Нам пришлось многое пережить. Но случилось непредвиденное. Сын увлекся горнолыжным спортом, культивирование которого было естественным в условиях вермонтской горной местности. В университете продолжал заниматься этим видом спорта и сейчас живет припеваючи в Колорадо. Если бы в свое время за чашечкой чая услышали бы эту историю, от многих переживаний была бы ограждена наша семья.

— Приеду домой и первым делом расскажу эту сказку своим детям, — обещала Джесика, — и спрошу их: кто я — Нюх, Бегун, Гом или Мон? Ну и, естественно, что думают, кто они? Открыто поговорим о том, что значит для нас старый сыр и что бы сулил новый?

— Неплохая идея, — согласился Ричард.

— Даю себе зарок, — сказал Фрэнк, — что впредь буду вести себя как Мон, займусь поисками сыра и буду наслаждаться им. Расскажу все это своим друзьям, которым не очень нравится мысль уйти на гражданку из-за перемен в образе жизни и связанных с этим неудобств. Может получиться интересный разговор.

— Приблизительно так спасали свою фирму от больших потрясений и мы, — сказал Майкл. — Много спорили о том, какую пользу можем извлечь из уроков превратностей поиска сыра в интересах улучшения своих дел. Это было нетрудно, поскольку язык изложения истории прост и развлекателен. Обсуждения были деловыми и конкретными, отличались легкостью и непосредственностью, что очень помогло избрать оптимальные варианты в условиях будущих перемен. Такая форма восприятия и решения очередных проблем во многом помогла фирме оставаться стабильной и конкурентоспособной.

— Как это получилось? — заинтересовался Натан.

— С каждым днем многие сотрудники начали замечать снижение своего влияния на происходящие события. Понятно, что боялись, как повлияет на них перестройка сверху. Естественно, что оказывали сопротивление. Значит, перемены, инспирированные сверху, не всегда приемлемы. Но в это время мы ещё не были знакомы с историей о сыре.

— Как? — удивился Карлос.

— Дело в том, что к тому времени, когда начали заниматься переменами, наш бизнес пострадал настолько, что пришлось уволить много работников и среди них несколько наших хороших друзей. Это порядком потрепало нам нервы. Но нужно сказать, что каж­дый ушедший или оставшийся на прежней работе заявлял, что ис­тория с сыром им всегда помогала шире и осмысленнее оценивать ситуацию и безболезненно преодолевать трудности перемен. Час­то вспоминали, что когда встречались, казалось бы, с непреодолимыми преградами или безвыходными ситуациями, воспоминания о сказке им очень помогали.

— В чем заключалась помощь? — спросила Анжела.

— Когда им удалось сбросить с себя оковы трусости, для них самым большим открытием оказалась твердая убежденность в том, что сыр существует и ждёт своего открывателя, — сказал Майкл и продолжал:

-Даже от мысленного представления воображаемого будущего куска сыра они чувствовали себя спокойнее и увереннее. Многим из них удалось занять лучшие позиции, чем они имели на прежних должностях.

— А что случилось с теми, которые оставались в сфере деятельности на той же работе? — настаивала Лаура.

— Не жаловались ни друг другу, ни кому-нибудь из посторонних, не взывали к господу Богу, а решили для себя: «Украли наш кусок сыра? Ничего — найдем другой». Действуя под этим девизом, они сохранили для себя много драгоценного времени и оградились от обычных в такой ситуации нервных стрессов. Все противники перемен вскоре начали замечать все преимущества происходящего и тут же со всеми своими знаниями и умениями окунулись в работу, которая повелась в новом направлении.

— Чем можешь объяснить это? — спросила Кори.

— В каждом коллективе господствует та или иная атмосфера среди сотрудников. Она зависит от многих, не всегда предвиденных факторов. Как вы думаете, какую реакцию вызывает заявление руководства о предстоящих переменах? Большинство это решение принимает или хорошо, или плохо.

— Плохо? Почему? — рискнул спросить Фрэнк,

— Да, да, — согласился Майкл. — Но почему? Да потому, что многие желают, чтобы все оставалось по-старому. Они боятся, что изменения принесут одни хлопоты. Если кто-то из глашатаев, а такие всегда есть в любом коллективе, скажет, что это плохо, остальные вторят тоже самое. В глубине души они могут думать иначе, но чтобы не оказаться белыми воронами — соглашаются, Такое косвенное давление на сотрудников в любой среде является очагом противления изменениям.

— В семье происходит то же самое между детьми и родителями, — добавила Бэкки.

— Ну и что случилось, когда узнали об истории с куском сыра?

— Всё изменилось, — сказал Майкл. — Правда, совру, если скажу, что это произошло мгновенно, Но все изменились, потому что никто не хотел оказаться Гомом.

Над этим все заулыбались. Даже Натан, который признался:

— Очень правильно замечено. В моей семье никто не хотел бы быть Гомом. Скорее все изменятся в корне со всеми вытекающи­ми отсюда последствиями. Жаль, что эта история не была нам рассказана на прошлогодней встрече — Она принесла бы нам пользу еще раньше.

— Когда мы убедились, — продолжал Майкл, — что операция с этой маленькой книжечкой принесла нам ощутимую пользу, поделились этой идеей со своими компаньонами, которые, а это мы замечали, нуждались в немедленных переменах Дали им понять, что бы для них значил новый сыр, то есть новый партнер, другой стиль ведения дел с заманчивыми перспективами и коммерческими успехами.

У Джесики голова шла кругом от множества различных мнений и высказываний. Вспомнила, что завтра с утра у нее множество встреч со своими клиентами. Посмотрела на часы и встала:

— Настало время бросить эту сырбазу и начать поиски своего нового куска сыра.

Компания с пониманием восприняла этот намек и начала собираться. Многие с удовольствием продолжали бы прения, но надо было расходиться. На прощанье от чистого сердца поблагодарили Майкла за умную и содержательную историю, который на это ответил:

— Очень доволен, что смог стать полезным для своих друзей, и, надеюсь, у вас тоже будет много возможностей поделиться этим рассказом с другими.


Новости от Коуча Зиана

Последние события, новые продукты и услуги в сфере коучинга для вас от коуча Зиана.